Кризис станет для многих россиян самым удачным периодом для открытия своего бизнеса

Несмотря на сложную обстановку в экономике, нашим компаниям приходится легче, чем зарубежным. Иностранный бизнес напрямую связывает свое погружение в рецессию с санкциями, которыми Евросоюз ударил и по себе.

Как в этой ситуации продолжить оставаться в позиции победителя и как еще государство могло бы помочь бизнесу и населению, в интервью «Российской газете» рассказал президент Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Алексей Репик.

  • Так в чем мы можем дать фору нашим зарубежным конкурентам, Алексей Евгеньевич?

Алексей Репик: В России есть мировые лидеры в сфере навигационных систем и тренажеров для морских и воздушных судов, а также национальные чемпионы в области фарминдустрии и строительного рынка.

Есть и новички, у которых пока нулевой оборот, но идеи, заложенные в основу их бизнес-моделей, могут привести к тому, что они станут не просто лидерами, а сформируют под себя отрасли. В этом случае даже размер не имеет значения. Важен принцип работы, чтобы в бизнесе были небезразличные люди, готовые подставить коллеге плечо даже в трудные времена. Такие предприниматели отличаются от стереотипного негативного образа бизнесмена.

Почти все компании, которые входят в «Деловую Россию», созданы с нуля. Часто они возникали как семейный бизнес, выросший в несырьевых отраслях экономики, которые пока занимают малую долю в валовом внутреннем продукте.

Недостаточной долей несырьевого бизнеса в экономике России объясняется высокая зависимость от нефтяных котировок. Хочется, чтобы мы перестали каждое утро проверять, насколько сильно пошатнулись цены на «черное золото», а больше внимания уделяли открытию и развитию производственных предприятий.

  • Государство в этом плане возлагает большие надежды на импортозамещение

Алексей Репик: Да. В России хорошие заделы в машино- и станкостроении, фармацевтике.

Курс на импортозамещение буквально всколыхнул агропромышленную отрасль: в нее пошли инвестиции, и уже есть новые проекты в птицеводстве, «молочке», животноводстве, зерновой промышленности.

Напрасно мы забыли, что такое российское мясо, привыкли к австралийской говядине. Но ведь воронежская ничуть не хуже.

Но проблема в том, что кредиты в экономике идут по ставкам, которые большинство компаний выплатить не в состоянии. Собственники ищут помощи у государства, которое помогло бы адаптироваться к текущей ситуации.

  • Такой опорой для бизнеса должен стать антикризисный план правительства

Алексей Репик: Безусловно, но здесь есть нюансы. Нас немного настораживает, что по каждому пункту необходимо принять закон, разработать проект постановления, подготовить доклады... Главное, не растерять темп и не перейти в бюрократическую плоскость. Впрочем, судя по интенсивности дискуссий ведомств и правительства, есть надежда, что «скелет» плана быстро обрастет «мясом решений».

  • Смогут ли малые и средние предприятия разогнаться с налоговыми послаблениями, которые готовят государство и регионы?

Алексей Репик: Кабмин предложил повысить предельные значения выручки вдвое, но для самых маленьких из этого списка, по сути, ничего не поменялось. Для микроорганизаций уровень повышается с 60 миллионов до 120, для малого бизнеса - с 400 до 800 миллионов, а для среднего - с одного до двух миллиардов. Это те же значения, скорректированные с учетом ослабления курса рубля. В то же время компании с оборотом 60 миллионов чаще всего непроизводственные. А вот в части упрощенной системы налогообложения предложены действительно интересные льготы, которые могли бы стимулировать региональную активность.

21 процент ВВП России создает малый бизнес. Есть куда развиваться. В Европе - 50 процентов

Но нужно понимать, что предложенные меры по поддержке, например, малого бизнеса никак не помогут среднему. Изменения, касающиеся микропредприятий, - тоже. И если мы сейчас не запустим маховик внутренних инвестиций, то рассчитывать, что мы уйдем от безработицы, найдем альтернативные источники наполнения бюджета в нефтегазовом секторе, не придется.

При этом говорить сейчас про иностранные инвестиции - только терять время. Вся надежда на предпринимателей и граждан, которые поверят бизнесу и будут вкладывать в новые предприятия здесь, сегодня, сами.

  • Что нужно сделать, чтобы население начало вкладывать деньги в реальный сектор экономики?

Алексей Репик: Раскрутить маховик внутренних инвестиций можно, если создать условия, при которых люди поймут, что это безопасно и выгодно.

Мы понимаем позицию ЦБ, который поднимает ключевую ставку в попытке затормозить темпы роста инфляции, но замедление инвестиционной активности сказывается на промышленных предприятиях. Страна живет, когда работают заводы. И поэтому, когда мы ставим цель остановить инфляцию, не надо забывать, что самое важное - это экономический рост, поддержка и развитие промышленности.

  • Деловое сообщество участвует в решении этой проблемы?

Алексей Репик: Бизнес активно привлекается к работе над антикризисными мерами. В частности, мы обсуждаем их с министерством промышленности и торговли и с министерством экономического развития.

Например, налоговые каникулы для проектов greenfield, которые строятся в чистом поле с нуля. Этот механизм успешно применяется в Индии, Китае, Южной Корее. Налоговые каникулы для новых предприятий способствуют повышению инвестпривлекательности отрасли, росту промпроизводства, созданию новых рабочих мест.

Также мы обсуждаем возможность введения ускоренной амортизации высокотехнологичного оборудования, которое сегодня востребовано по программе импортозамещения. Эта мера особенно нужна для предприятий, производство которых связано с использованием сложного дорогостоящего оборудования, например в машиностроении. В результате введения ускоренной амортизации создается стимул для предприятий вкладываться в модернизацию и обновление оборудования, тем самым повышая производительность и расширяя производство. Об этом свидетельствует практика Индии, Китая и Сингапура.

  • А как докапитализация банков скажется на здоровье бизнеса?

Алексей Репик: Здесь самое главное, чтобы помощь кредитным организациям на триллион рублей дошла до реального сектора экономики, где работает масса людей и где создается продукция с наиболее высокой добавленной стоимостью. Тогда эти предприятия останутся на плаву, и мы увидим реальные плоды - рабочие места, которые умножатся.

Кроме того, у государства есть еще один сильный рычаг - это госзаказ, к которому необходимо открыть доступ малому и среднему бизнесу. В том числе необходимо разрешить механизм авансирования предприятий для выполнения контрактов.

Иначе выходит, что не все - даже крупные - компании в состоянии участвовать в таких конкурсах, и мы вынуждены стоять и смотреть, как Германия и Австралия, у которых достаточно денег, получают госзаказ РФ.

  • Может, нам надо полностью отказаться от импорта?

Алексей Репик: Нет, просто надо искать точки, где это осмысленно и необходимо, где это приведет к созданию сильных компаний с экспортным потенциалом. А подстегнуть процесс можно тем, что компаниям разрешат в заверительном порядке возврат НДС с экспорта. А то предприятия проходят по 18 судов в год, чтобы вернуть деньги.

Государство, конечно, стимулирует производство в России, но то, что компоненты для товара облагаются более высокими пошлинами, чем готовый импортный товар, совершенно нелогично. Получается, выгоднее купить целое вместо части, чтобы сделать, например, электронный чип. Именно так многие и поступают, из-за чего рождается миф, что у нас нет умельцев. Но мы блоху подковали и любой прибор сделаем не хуже других. Поэтому нужно сделать рокировку налогов и снять пошлину на экспорт - ее вообще нужно возвращать самой компании. Эти меры мы обсуждаем с минэкономразвития.

Кроме того, правительство сейчас занимается разработкой структурных реформ. Надеюсь, с фокусом на частнопредпринимательскую инициативу. Таким образом мы дадим бизнесу больше свободы за счет приведения ставок по кредитам в приемлемое русло. Снижение ключевой ставки на два процента - это важный сигнал, который вселил надежду в тех, кто собирался приостанавливать свои проекты.

  • Если ЦБ не снизит ставку, что будет с теми, кто «на грани»?

Алексей Репик: В этом случае я уже предложил субсидировать кредиты, исходя не из ставки рефинансирования (8,25 %), а из ключевой (15 %). Кажется, что в правительстве нас услышали, хотя минфин по определению ведомство консервативное: оно как цербер охраняет средства, накопленные в «тучные» годы. Но все-таки пора прийти к тому, что ставка у нас одна.

Мы же конкурируем с зарубежными компаниями - Японией, США, Европой, Сингапуром. Там ставки совсем другие, один-три процента. Поэтому вполне закономерно, что мы просим поставить нас на один уровень возможностей с конкурентами. А если на ноги навесить гири и бежать на скорость, то не надо удивляться, что мы отстаем. Хотя на экономику и бюджет не меньше давит внешнее воздействие из-за неадекватного поведения некоторых исторических партнеров России, которые решили ограничить бизнесу возможность вести взаимовыгодный диалог.

  • Какие отрасли сильнее других ощутили эффект санкций?

Алексей Репик: Санкции ударили по целому ряду отраслей, особенно в части доступа к капиталам. И по крупному, и по среднему, и по малому бизнесу. Компании, являющиеся основой национальной безопасности, получили приоритетное финансирование из докапитализирующихся банков. А те, кто работает с потребительскими товарами, остались без денег. Вот им тяжелее всего.

Не меньше проблем появилось у зарубежных партнеров. На форуме в Давосе европейский бизнес заявлял, что рецессия в их странах напрямую связана с санкциями. Предприниматели готовы отказаться от неадекватного «диалога» хоть завтра - но не они принимают решение.

Все зависит от того, готовы ли услышать зарубежные правительства своих предпринимателей. В России, например, в этом плане ситуация обстоит лучше. Как правило, из пяти предложений проходит два-три, а это уже показатель, особенно когда остро встает вопрос о сокращении расходов во всех секторах экономики.

  • Как это отразится на работающем населении?

Алексей Репик: Скоро может встать вопрос о том, могут ли крупные предприятия позволить платить зарплату всем сотрудникам. Но у сокращенных работников будет возможность найти себя в предпринимательской деятельности.

Среди льгот для малого бизнеса в антикризисном плане есть меры по поддержке индивидуальных предпринимателей. Двухлетние каникулы должны стать стимулом для тех, кто не мог решиться начать свое дело.

  • Судя по социологическим опросам, людям больше нравится работать в нефтегазовых корпорациях с большим опытом, нежели вести свой бизнес

Алексей Репик: Престижно работать в тех отраслях, где деньги, большие мощности и максимальная добавленная стоимость. Там у сотрудников выше зарплаты, больше соцблаг и льгот. Вопрос: сохранится ли такой статус-кво всегда или центры будут перемещаться в другие индустрии.

Думаю, нефтегазовый сектор для России не всегда будет важным. Есть много отраслей, которые заслуживают внимания молодого специалиста. Между прочим, профессионал в любой отрасли всегда будет востребован и защищен от потрясений.

Сейчас в России наступило то самое время, когда молодежи открыты возможности найти себя в отраслях, которые спустя несколько лет станут престижными. Вопрос престижности отрасли - это вопрос производительности труда, эффективности работы. Избыток менеджеров и специалистов широкого профиля приводит к тому, что мы сейчас наблюдаем - не хватает денег. А вот в машиностроении и химической отрасли зарплаты неплохие, значит, надо идти туда.

  • Готов ли бизнес развивать сферу социальных услуг, чтобы и там зарплаты и производительность стали выше?

Алексей Репик: Конечно. У нас уже появился комитет по бизнесу в социальной сфере и интересные идеи для систем образования и здравоохранения в регионах - от Владивостока до Калининграда. Полным ходом идет работа с Агентством стратегических инициатив (АСИ).

Социальная сфера всегда была зоной ответственности государства, но когда туда приходит частный бизнес, эффективность растет на глазах. Более того, там, где государство не может само финансировать широкий спектр капитальных затрат, партнерство с бизнесом очень помогает, дает возможность не допустить падения качества жизни и ухудшения соцуслуг.

В качестве успешного примера можно привести проект АСИ по обустройству небольших частных детских садов на первых этажах жилых домов.

Бизнес готов создавать новые компании и даже переквалифицировать те, что уже есть. Практика доказала, что приход бизнеса в социальную сферу позволяет в разы повысить качество услуг.

  • Принято считать, что крупный бизнес во время кризиса выполняют роль стабилизатора экономики. А что ложится на плечи малого и среднего?

Алексей Репик: В период кризиса малый, средний и крупный бизнес - это просто разный уровень устойчивости, способности бизнеса выстоять под давлением обстоятельств. При этом не совсем корректно говорить, что у крупных компаний в этом плане больше «здоровья». На них ложится огромная социальная ответственность - большой штат сотрудников, их семьи.

В такое время тяжело всем. Но у каждой угрозы есть и оборотная сторона с преимуществами. Например, растет производительность труда в валютном исчислении. Мы можем более эффективно продавать за рубеж нефть, металл, газ, продукцию с высокой добавленной стоимостью, сокращать дисбаланс и увеличивать чистый экспорт (весь экспорт минус импорт). Это тоже стабилизирует ситуацию в экономике.

А если предприятие закредитовано или находится в середине инвестиционного цикла - например, должно выкупить импортные станки, комплектующие или ингредиенты, - то ему приходится тяжелее. Платить за эти товары надо в валюте, а ее, в свою очередь, брать в долг. При этом на внутреннем рынке оплата в рублях, у предпринимателя появляется искушение поднять цену на свои товары. Но просто взять и поступить так не получится: потребитель не стерпит, потому что его доходы растут не так быстро, как валютный курс.

Визитная карточка

Алексей Евгеньевич Репик, президент Общероссийской общественной организации «Деловая Россия».

Родился в 1979 году в Москве. Окончил НИУ «Высшая школа экономики» по специальности «Экономика и управление предприятием». С 1995 года начал работать в сфере здравоохранения, а позднее основал компанию «РФарм». В 2012 году возглавил «Деловую Россию». Член экономического совета при президенте. Постоянный участник межправкомиссий в области экономического сотрудничества России с Японией, Германией, Францией, Бельгией, Швейцарией. Более пяти лет лично спонсирует именные стипендии для развития кадрового потенциала фармацевтической отрасли.